Глава 28. Чем ближе Тарлан подлетал к Идиллиаму, тем больше он дивился

Чем ближе Тарлан подлетал к Идиллиаму, тем больше он дивился. Он вырос среди ледяных гор и холодных долин, где самые крупные поселения были не больше деревни, которую он помог спасти вместе с леди Дарранд. Уже один замок Вайсеринов был достаточно большим, чтобы его поразить.

Но замок Тор его просто потряс.

Это была самая настоящая гора. Сверху на стенах и бастионах стояли башни… Хаотичная каменная кладка как термитник поднималась из лабиринта улиц и зданий. Сколько людей живет здесь? Тысячи? Больше? У Тарлана не хватало слов, чтобы описать такое количество. Он знал, что Идиллиам огромный, но увиденное было выше его понимания.

– Не обращай внимания на здания, – бормотал он. – Сконцентрируйся на людях.

– Мертвец, – прокричала Тита, когда они устремились вниз к толпе. – Не мертвый.

Тарлан напряг глаза, когда они спустились ниже.

Что она имела в виду?

Тита снова и снова повторяла эти слова. Может, из-за людской суеты ее мысли замкнулись и бегали по бесконечной спирали?

– Все в порядке, Тита, – Тарлан погладил ее по голове. Ласковые движения, похоже, успокоили ее.

Но через несколько секунд он сам пришел в волнение.

– Мертвецы! – думал он, глядя на неуклюжих существ, карабкающихся по грудам щебня. – Не мертвые!

Это была битва, но битва, каких он не видел раньше. К главной городской стене прижались солдаты в сияющих бронзовых доспехах с алыми щитами в руках. Отряд редел на глазах, хотя они всеми силами старались сдерживать накатывающую волну… Кем же были нападавшие на самом деле?

Живые трупы!

Тарлан иначе и не мог их описать, этих спотыкающихся существ в рваных одеждах. Куски гнилой плоти тянулись за ними.

– Как это может быть? – спросил он завороженно и в то же время испуганно.

– Тита не знает, – печально ответил торрод.

– Мертвец, – крикнула Нашин, подлетая слева.

– Восставший из мертвых, – прокричал Китин, паря справа.

– Я думал, что в Ледяной пустоши было тяжко, – сказал Тарлан. – Но здесь…

Он направил стаю торродов по широкому кругу над местом сражения, держась достаточно высоко, чтобы избежать стрел или летящих обломков. Но, похоже, противники, схватившиеся врукопашную, даже не подозревали об их присутствии. Внизу раздавались крики.

– Брутан! Брутан вернулся!

– Восставший из мертвых король!

– Брутан!

«Отец!» – мысли Тарлана спутались. Восставшие из мертвых воины – уже от этого можно было прийти в ужас. Но когда он услышал имя своего отца, у него перехватило дыхание, как если бы его ударили в живот.

«Ты же мертвый!» – Он вспомнил мрачный восторг, с которым лорд Вайсерин объяснял ему, как убили его отца, жестокого тирана Торонии.



– Ниже! – рявкнул он.

– Опасность! – отозвалась Тита.

– Лети ниже, Тита!

С тревожным клекотом гигантская птица накренилась над толпой, ударяя своими позолоченными крыльями по облакам пыли, поднимавшейся с земли. Они словно преодолевали пороги горной реки, в которой фигуры бойцов кишели во мраке, как потревоженные рыбы.

Впереди просматривался клочок свободного пространства. «Странно», – подумал Тарлан и направил туда Титу. Там стоял человек – центр спокойствия среди хаоса. Когда они подлетели ближе, Тарлан увидел, что это вовсе не человек, а его останки: еще один из армии живых мертвецов, но выше и шире остальных. Из его пустых глазниц вырывались языки красного пламени.

И он знал, кто это.

Он догадался даже не по лохмотьям с изящной вышивкой, которая все еще сохранилась на королевских одеждах трупа. Не по золотой цепи на шее страшилища, которая уже потеряла блеск. А по тому, что, несмотря ни на что, эта оболочка человека по-прежнему держала себя по-королевски.

Существо, когда-то бывшее Брутаном, надвигалось на мальчика, распластанного на земле. Рядом лежали еще два человека. Но его внимание привлек именно мальчик. Потрясение Тарлана от вида мертвого короля улетучилось из его головы, когда он недоверчиво смотрел на следующую жертву Брутана.

Мальчика примерно его возраста.

Он был странно сложен, как будто его тело сделали из частей, которые не очень-то стыковались друг с другом.

Его глаза были черными, как у Тарлана и Элоди.

А волосы пылали рыжим золотом. Как и у Тарлана.

Гальф! Должно быть, это он!

– Он собирается убить моего брата! – закричал он. Ударив каблуками по спине Титы, он заставил торрода резко спикировать.

– Вниз! – рявкнул он на Нашин и Китина. – Давайте вниз!

Синхронно взмахивая крыльями, три могучие птицы устремились на восставшего из мертвых короля. Тарлан чувствовал, как солнце обжигает его затылок, видел огромную тень, которую отбрасывала его стая на землю и которая, казалось, сгустилась в плотную зловещую темноту, когда они обрушились на свою цель. Достигнув земли, крылья торродов подняли пылевые вихри.

Почувствовав их приближение, Брутан стремительно обернулся. Он подпрыгнул, его покрытые запекшейся кровью руки молотили по воздуху. Инстинктивно Тита отклонилась в сторону. Одновременно она выставила вперед лапы. Один коготь коснулся плеча Брутана, отхватив от него что-то похожее на окровавленный кусок мяса. Восставший из мертвых король снова повернулся, размахивая изуродованными руками.



Нашин и Китин ушли в разные стороны и парили над приближавшимися ордами живых мертвецов, спешившими на помощь своему предводителю.

– Уходи на круг! – отчаянно кричал Тарлан. – Уходи на круг!

Когда Тита совершила резкий поворот, он увидел, что мальчик смотрит на них с широко раскрытым ртом. Его рваная и грязная рубашка опустилась, открыв зеленый камень на золотой цепочке.

Тарлан почувствовал, что вознагражден. Он оказался прав! Наконец он нашел своего брата!

«Нашего брата», – поправился он, когда его мысли мгновенно перенеслись к Элоди, оставшейся на другой стороне пропасти.

– Мы прилетели за тобой! – крикнул он, не зная, слышит ли его мальчик. Это было не важно.

Я иду!

К облегчению Тарлана, Нашин и Китин, атакуя когтями и крыльями, успешно отбросили армию живых мертвецов, хотя, как он подозревал, передышка была лишь временной. Им следовало максимально воспользоваться затишьем и действовать до того, как Брутан придет в себя.

– Нам надо подобрать его, – сказал он Тите, выровняв ее для следующего захода. – Сможем?

– Заберем его, – согласилась она.

Когда они снизились во второй раз, сквозь облака пыли прорвалась новая волна солдат. Но они были живыми – это солдаты Идиллиама завершали атаку, воспользовавшись преимуществом, которое дали им торроды. Их возглавляла любопытная фигура: худой юноша в странной золотой маске.

Его голову увенчивала золотая корона.

– Нинус! – прошептал Тарлан.

Все истории, которые слышал Тарлан – все, что ему рассказывали, – сошлись воедино в эту секунду. Здесь был его убитый отец, восставший из мертвых. Его брат, последний из тройни. И его единокровный брат, молодой сумасшедший, присвоивший корону, носить которую он не имел права.

Его мысли обрели кристальную ясность, и в голове созрел ответ на все вопросы: «Я именно там, где и должен быть».

– К Идиллиамскому мосту! – кричал Нинус. Золотая маска лишь слегка приглушала его голос, и Тарлан мог слышать каждый звук его пронзительного голоса. – На нас идет новый враг. Отбросьте его! Они не должны пересечь мост!

На секунду Тарлан пришел в смятение.

О чем это Нинус? Ведь враг был здесь, поблизости. И вдруг его осенило. Молодой король говорил не о Брутане и его армии живых мертвецов. Он говорил об атаке извне, из-за пределов города. Атаке с моста.

Речь шла о «Трезубце».

– Они не знают, – сказал он. – Они не знают о живых мертвецах. Они думают, что их ждет одна армия. А здесь целых две!

– Предупредить их, – сказала Тита.

– Да! Мы должны их предупредить. Но сперва спасем брата!

Крылья Титы слились в размытое пятно, когда она понесла Тарлана вниз к тому месту, где лежал его брат. Перед глазами предстала картина: Брутан снова склонился над мальчиком, а тот съежился под руками отца.

– Давай! – закричал Тарлан. – Давай, Тита! Давай!

Но они были слишком далеко, а Брутан двигался слишком быстро. Охваченный ужасом Тарлан смотрел, как костлявые руки восставшего из мертвых короля протянулись к его брату.

А затем, к его величайшему изумлению, мальчик исчез.


6379557440784876.html
6379693920953126.html
    PR.RU™