Неисполнение долга перед правосудием

Помимо представителей следственной и судебной властей, которые принимают решения, и участников процесса (истцы, ответчики и др.), чьи интересы эти решения затрагивают, к участию в следственных и судебных процедурах привлекаются лица, не заинтересованные в исходе дела, основная функция которых – содействовать установлению истины. К ним относятся свидетели, эксперты, переводчики.

Поскольку правосудие не может обойтись безсвидетелей, закон возлагает на всех граждан обязанность явиться по вызову следственных или судебных органов, правдиво рассказать обо всем известном по делу и ответить на вопросы. Ложные показания, вводя в заблуждение следствие и суд, нередко приводят к грубым судебным ошибкам. Аналогичную роль выполняют ложные доносы и провокационные действия, создающие видимость совершения преступления.

Важную роль в установлении истины играют эксперты – лица, обладающие специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле. Они привлекаются для исследования вещественных доказательств, а также решения многих других вопросов. Заключения экспертов являются одним из доказательств и подлежат судебной оценке наряду с другими, однако они имеют большой вес, так как пользуются доверием юристов. Поэтому неправильное заключение может причинить значительный вред интересам правосудия. То же можно сказать и о неправильных переводах с одного языка на другой.

Кроме того, закон должен обеспечить возможность добросовестного поведения указанных лиц, оградить их от незаконного влияния в виде принуждения, подкупа и т. д. Наконец, вред интересам правосудия может нанести поведение лиц, которые мешают его осуществлению посредством укрывательства преступника либо следов преступления.

Все сказанное обосновывает необходимость криминализации таких действий, как ложные доносы, показания, заключения, укрывательство и др. Они нарушают нормальную работу судебных и правоохранительных органов и причиняют вред как этому объекту, так и нередко правам и интересам граждан.

Вынесенные судом приговоры, решения и другие акты обязательны для исполнения всеми организациями, должностными лицами и гражданами. Обязательную силу имеют также некоторые акты органов прокуратуры и предварительного расследования, касающиеся применения мер процессуального принуждения.

К лицам, уклоняющимся от исполнения предписаний судебных и следственных органов, применяются принудительные меры. Они многообразны, содержатся в различных отраслях права, но в ряде случаев подкрепляются возможностью привлечения виновных к уголовной ответственности.

Деяния данной группы отнесены к преступлениям против правосудия потому, что в содержание нормальной работы органов правосудия входит не только вынесение приговоров, решений и других актов, но и их исполнение, ибо лишь таким образом можно обеспечить реальное наказание виновных и восстановление нарушенных прав граждан. Без гарантий исполнения решения правосудие окажется бессильным.



Уголовно-правовые меры предусмотрены в отношении лиц, которые уклоняются от выполнения предписаний следственной власти и судебных решений в части конфискации имущества, нахождения под стражей и отбывания срока лишения свободы.

Таким образом, преступления данной группы нарушают интересы правосудия путем уклонения от исполнения решений его органов. Кроме того, они могут причинять вред и другим дополнительным объектам – нормальной работе учреждений, исполняющих наказание, интересам юридических лиц и граждан, в пользу которых вынесены судебные решения.

Заведомо ложный донос (ст. 306 УК)

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 140 УПК РФ заявления и письма граждан являются одним из поводов к возбуждению уголовного дела. Судебная и следственная практика показывает, что именно этот повод чаще всего побуждает уполномоченных на то лиц начать расследование или рассмотрение дела в суде.

Основнымобъектом рассматриваемого преступления является нормальное осуществление правосудия, прежде всего на его предварительных стадиях. Факультативным объектом могут выступать личные и имущественные интересы чело­века, неосновательно обвиненного в совершении какого-либо преступления.

Объективная сторона заключается в устном, письменном или ином (телефоно-, телетайпо- или радиограмма, телеграмма, факс) сообщении о совершении преступления и (или) лице, его совершившем. Донос может быть и анонимным.

Устные заявления заносятся в протокол, подписываемый заявителем и должностным лицом органа дознания, следователем, прокурором или судьей (ст. 144 УПК РФ).

Сообщение должно быть ложным, т.е. не соответствующим действительности ввиду отсутствия события преступления и (или) недостоверности информации об участии в его совершении конкретного лица.

Рассматриваемая статья не указывает на органы и должностных лиц, которым адресуется донос. Очевидно, однако, что это прежде всего субъекты, наделенные правом возбуждать уголовные дела. К ним также следует отнести иные органы государственной власти и местного самоуправления, контролирующие организации, общественные формирования, функции которых включают обязанность передавать сведения о совершенных преступлениях вышеозначенным субъектам. По этому признаку комментируемый состав преступления отличается от клеветы (ст. 129, 298 УК).



Донос считается оконченным с момента его получения адресатом. Однако возможно покушение на него и даже приготовление к ложному доносу (последнее – только применительно к квалифицированному доносительству).

В соответствии с ч. 2 ст. 110 УПК лицо, у которого принимают устное заявление, предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос. Однако это предупреждение не является обязательным условием наступления ответственности за него.

Субъективная сторона преступления выражается в прямом умысле. Уже в момент составления доноса виновный должен осознавать ложность информации, которую он намерен довести до сведения компетентных органов. Данный элемент состава преступления предполагает наличие у субъекта цели как минимум добиться возбуждения уголовного дела. Он может также иметь цель замаскировать (в прямом и переносном смысле этого слова) совершенное или совершаемоеим преступление (скажем, с целью получить страховое вознаграждение инсценируется кража собственного автомобиля и т. п.).

Мотивы деяния могут быть разнообразными: корысть, месть, ревность, личная неприязнь, стремление устранить политического или экономического конкурента и др.

Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или

неправильный перевод (ст. 307 УК)

Основнымобъектом являются интересы правосудия, факультативным – лич­ные и (или) имущественные интересы граждан, страдающих ввиду фальсификации доказательств перечисленными в статье способами.

Объективная сторона состоит в одном из следующих действий: а) дача ложных показаний свидетелем; б) дача ложных показаний потерпевшим; в) дача ложного заключения экспертом; г) неправильный перевод устной или письменной информации переводчиком, вследствие чего она также становится ложной.

Чаще всего преступление совершается путем действия (искусственное создание алиби, вуалирование действительной роли преступника, искажение размеров причиненного ущерба и т.п.). Однако возможно и бездействие, т.е. умолчание об обстоятельствах, имеющих существенное значение по делу (свидетель умалчивает о причинах причинения смерти погибшему, который сам совершил нападение, переводчик перелагает на нужный язык не всю поступившую информацию и т.д.).

Перечисленные в диспозиции ст. 307 УК лица предупреждаются следователем или судом (судьей) об уголовной ответственности за данное преступление до начала допроса, очной ставки, другого следственного действия, производства экспертизы или осуществления перевода.

Состав преступления формальный. Момент его окончания зависит от процедуры фиксации доказательств. Так, дача ложных показаний свидетелем и потерпевшим на предварительном следствии будет оконченной с момента подписания ими протокола допроса (очной ставки), а в суде – уже по завершении самого допроса. Дача ложного заключения экспертом будет оконченным преступлением с момента передачи его текста следователю, дознавателю или суду. Однако в судебном заседании такое заключение может быть выражено в устной форме. То же следует иметь в виду и в отношении действий переводчика.

Субъект преступления специальный. Однако не всякий свидетель и потерпевший могут нести ответственность по данной статье. Прежде всего это относится к возрасту данных лиц. Хотя несовершеннолетние свидетели и потерпевшие могут быть допрошены и, как показывает практика, в некоторых случаях дают ложные показания, привлечение их к уголовной ответственности возможно лишь с 16-летнего возраста. Не могут быть субъектами данного преступления лица, причастные к деяниям, по поводу которых производится предварительное расследование или судебное разбирательство, даже если в отношении них уголовное дело прекращено (поскольку затем уголовное преследование может быть возобновлено). Прежде всего это лица, непосредственно или в соучастии совершившие преступление, а также виновные в заранее не обещанном укрывательстве.

Вместе с тем супруг и близкие родственники, согласившиеся давать свидетельские показания, несут уголовную ответственность, посколькуих иммунитет, вытекающий из ч. 1 ст. 51 Конституции РФ, распространяется лишь на деяние, предусмотренное ст. 308 УК.

Субъективная сторона выражается в прямом умысле. Мотивы весьма разнообразны. Чаще всего это чувство сострадания к виновному или солидарность с ним, корысть, месть, неприязненные отношения либо страх расправы со стороны обвиняемого (подозреваемого) или его окружения.

В последнем случае дача ложных показаний, неправильного заключения или неверного перевода может быть следствием совершения преступлений, предусмотренных ст. 286, 302, ч. 2-4 ст. 309 УК. Правовую оценку таких ситуаций следует давать на основе положений ст. 40 УК.

В ч. 2 комментируемой статьи указываются квалифицирующие обстоятельства – обвинение лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Примечание к статье содержит новый для отечественного уголовного права вид освобождения от уголовной ответственности. Для его правильного применения необходимо установить, что виновный добровольно заявил о ложности информации, переданной им следователю, дознавателю или суду (судье). При этом инициатива такого заявления может исходить от вышеуказанного должностного лица, но не лишать виновного выбора изменить занятую позицию или остаться на ней.

Предварительное следствие производится тем органом, к чьей подследственности относится преступление, в связи с которым возбуждено уголовное дело.

Следует иметь в виду, что возбуждение дела в отношении свидетеля, потерпевшего или эксперта, давших заведомо ложное показание или заключение, возможно лишь одновременно с постановлением приговора суда. Такие дела подсудны районному суду.

Отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний (ст. 308 УК)

Основнымобъектом является нормальный ход правосудия по гражданским и уголовным делам. Вместе с тем могут пострадать и законные интересы граждан.

Объективная сторона заключается в бездействии, т.е. невыполнении свидетелем (потерпевшим) обязанности явиться по вызову лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда (судьи) и дать правдивые показания.

Отказ от дачи показаний может быть выражен в устном или письменном заявлении свидетеля (потерпевшего). Но нельзя исключить и других форм его проявления (вызванный на допрос просто молчит, не вступая в контакт со следователем или судьей). Отказ дать показания может касаться как всего объема известной лицу информации, так и части ее. Важно только, чтобы эта информация имела существенное значение для дела. В противном случае подлежит применению ч. 2 ст. 14 УК.

Субъект преступления имеет ряд особенностей. Прежде всего они заключаются в том, что ответственность за отказ от дачи показаний несет не любой участник процесса, а лишь свидетели и потерпевшие (естественно, достигшие 16-летнего возраста и вменяемые). К тому же часть свидетелей и потерпевших в силу действия примечания к комментируемой статье наделена иммунитетом, исключающим привлечениеих к уголовной ответственности за данное деяние. Это допрашиваемый в части дачи показаний против самого себя (аналогичную норму желательно внести и в ст. 307 УК), его супруг или близкие родственники. К последним относят родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и сестер, деда, бабушку и внуков.

Субъективная сторона преступления выражается в форме прямого умысла. Мотивы могут быть разнообразными. Если отказ давать показания имел место в силу физического или психического принуждения, следует исходить из положений ст. 40 УК.

Подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст. 309 УК)

Если ст. 302 УК предусматривает ответственность за принуждение к даче показаний со стороны должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование (так сказать “изнутри”), то совокупность комментируемых норм ограждает законную процедуру получения показаний прежде всего от “внешних” посягательств.

Основнойобъект преступления – интересы правосудия в сфере уголовного и гражданского (арбитражного) процесса. При совершении деяний, предусмотренных ч. 2–4, нарушаются также личные и имущественные интересы перечисленных в ней лиц. Кроме того, могут нести ущерб законные интересы других лиц, заинтересованных в установлении истины по делу.

Объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 1, составляет подкуп соответствующих лиц, т. е. передача им денег, иных ценностей или оказание услуг имущественного характера. Подкуп осуществляется как в явных формах, так и завуалированно. Если эксперт или переводчик является должностным лицом (например, руководителем соответствующего учреждения), то его подкуп образует состав получения взятки.

Преступление считается оконченным с момента дачи согласия на лжесвидетельство или заведомо ложное заключение (перевод) за вознаграждение. В противном случае речь должна идти о покушении. Выполнение подкупленным лицом своего обещания находится за рамками состава и требует самостоятельной квалификации по ст. 307 УК. Объективная сторона других предусмотренных настоящей статьей составов преступлений выражается прежде всего в психическом (ч. 2) или физическом (ч. 2 и 3) насилии.

Субъект общий – вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Субъективная сторона выражена в форме прямого умысла. Мотивы могут быть разнообразными, но главный из них – стремление уйти от уголовной ответственности или помочь в этом кому-либо.

Разглашение данных предварительного расследования (ст. 310 УК)

Лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, его сообщники, близкие либо лица, к которым они обращаются за помощью, крайне заинтересованы в информации, которой располагают органы предварительного расследования.

Объектом преступления является нормальный ход предварительного рассле­дования. Одновременно или затем могут быть нарушены интересы должностных лиц, а также иных участников процесса, что, как отмечалось выше, составляет признаки иных преступлений против правосудия.

Объективная сторона выражается в разглашении данных, полученных в ходе предварительного расследования вопреки роли прокурора, следователя или дознавателя.

Преступление считается оконченным с момента, когда данные предварительного расследования стали известны хотя бы одному постороннему лицу.

Субъект – специальный. В необходимых случаях следователь предупреждает свидетелей, потерпевших, гражданского истца, гражданского ответчика, эксперта, специалиста, переводчика, понятых и других лиц, присутствующих при производстве следственных действий, о недопустимости разглашения данных предварительного следствия. У перечисленных лиц отбирается подписка с предупреждением об ответственности по ст. 310 УК.

Субъективная сторона выражается, как правило, в форме прямого умысла. Возможен, однако, и косвенный умысел (допустим, эксперт или переводчик видит, что постороннее лицо знакомится с предоставленными ему материалами дела, но не препятствует этому). Мотивы преступления разнообразны (корысть, бахвальство и др.).

Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса (ст. 311 УК)

Как уже отмечалось, преступные элементы, прежде всего организованные, все активнее используют разнообразные способы воздействия на участников уголовного процесса, дабы воспрепятствовать достижению целей, стоящих перед правосудием.

В ответ на эту экспансию государство вынуждено принимать разнообразные меры безопасности, эффективные лишь в том случае, когда оних не известно лицам, замышляющим насильственные преступления.

Объектом преступления выступают интересы правосудия. Равновеликим дополнительным объектом является безопасность судей, других участников процесса и их близких.

Объективная сторона заключается в огласке сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении вышеуказанных лиц. Эти меры, в частности, предусмотрены в Федеральном законе “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов” от 20 апреля 1995 г. Для защиты жизни, здоровья и имущества судей, присяжных и народных заседателей, прокурора и других лиц, поименованных в этом Законе, может быть установлена личная охрана, охрана жилища и имущества, выданы оружие, специальные средства индивидуальной защиты и оповещения об опасности; эти лица могут быть помещены в безопасные места, переведены на другую работу (службу). В качестве экстраординарных мер допускается перемена места жительства и даже изменение документов и внешности.

Преступление считается оконченным с момента получения соответствующей информации в устном или письменном виде хотя бы одним посторонним лицом.

Субъектом преступления могут быть только лица, которым сведения о мерах безопасности были доверены или стали известны в связи со служебной деятельностью. Прежде всего это сотрудники МВД, ФСБ, федеральных органов государственной охраны, а также военно-служащие, реализующие меры безопасности. Кроме них субъектами выступают руководители и служащие адресных бюро, паспортных служб, подразделений ГИБДД, справочных служб АТС и других информационно-справочных служб.

Субъективная сторона выражается как в прямом, так и косвенном умысле. Мотивы разнообразны (бахвальство, корысть и др.).

Сложнее определить субъективное отношение виновного к наступлению тяжких последствий как квалифицирующему обстоятельству, предусмотренному ч. 2. Такими последствиями могут быть убийство охраняемого лица, покушение на его жизнь, причинение тяжкого вреда его здоровью, аналогичные последствия в отношении лиц, осуществляющих меры безопасности, а также срыв дорогостоящих охранных мероприятий и т.п. Предварительное следствие по факту преступления, предусмотренного ч. 1 комментируемой статьи, необязательно; оно заменяется протокольной формой досудебной подготовки материалов. Вместе с тем в ряде случаев, когда в такой форме невозможно выяснить существенные обстоятельства содеянного, необходимо проведение дознания.


6091954370801692.html
6092006882772693.html
    PR.RU™